Публикации

Практика

Заключение лингвиста опровергает обвинения в адрес протоиерея В. Головина

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (КОНСУЛЬТАЦИЯ) СПЕЦИАЛИСТА

по результатам лингвистического исследования

 

 

г. Москва                                                                                  06 апреля 2018 года

 

                                                                                                      № 18-03/ил

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ.. 1

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ.. 2

Основания производства исследования. 2

Сведения о специалисте. 2

Условия производства исследования. 4

Сертификат качества. 5

Основные понятия. 6

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ.. 9

Исследование  по существу поставленных вопросов. 10

ВЫВОДЫ… 10

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. 18

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. 22

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

Основания производства исследования

Настоящее заключение составлено по результатам лингвистического исследования, произведенного специалистом на основании договора № 17-18/03 от 04.04.2018 с Москаленко Евгением Александровичем. 

Сведения о специалисте

Осадчий Михаил Андреевич, имеющий высшее профессиональное образование по специальности «Филология», квалификацию по диплому «Филолог. Преподаватель русского языка и литературы по специальности “Филология”», ученую степень доктора филологических наук, работающий в должности проректора по науке, профессора кафедры общего и русского языкознания федерального государственного бюджетного учреждения высшего образования «Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина». Стаж экспертной работы – 9 лет, произвел более 250 судебных лингвистических экспертиз и исследований.

Научные труды эксперта по судебной лингвистике:

Основные научные работы М. А. Осадчего по профилю судебной лингвистики:

Книги:

  • Осадчий, М. А. Правовой самоконтроль оратора [Текст] / М. А. Осадчий. – М.: «Альпина Бизнес Букс», 2007. – 316 с.;
  • Осадчий, М. А. Русский язык в границах права: Функционирование современного русского языка в условиях правовой регламентации речи [Текст] / М. А. Осадчий. – М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2013.

Диссертация:

  • Осадчий, М. А. Публичная речевая коммуникация в аспекте управления правовыми рисками [Текст]: дисс. … доктора филол. н. : 10.02.01 / Осадчий Михаил Андреевич. – Кемерово, 2012.

Статьи в научных и практических изданиях:

  • Осадчий, М. А. К разграничению преступлений, предусмотренных статьями 280 и 282 УК РФ [Текст] / М. А. Осадчий // Коллегия. – М.: «Волга-пресс», 2006. – № 11. – 52-54;
  • Осадчий, М. А. Судебно-лингвистическая экспертиза вербальных форм проявления экстремизма с учетом изменений от 27.07.2006 [Текст] / М. А. Осадчий // Уголовный процесс. – М.: «Арбитражная практика», 2006. – № 10. – 54-64;
  • Осадчий, М. А. Использование лингвистических познаний в расследовании преступлений, предусмотренных статьей 282 УК РФ [Текст] / М. А. Осадчий // Юридический консультант. – М.: «ЮРМИН», 2006. – № 12. – 18-23;
  • Осадчий, М. А. Процессуальная целесообразность лингвистической экспертизы в делах по защите чести и достоинства [Текст] / М. А. Осадчий // Уголовный процесс. – М.: «Арбитражная практика», 2007. – № 3. – 56-64;
  • Осадчий, М. А. Оскорбление как преступление, совершаемое вербальным способом [Текст] / М. А. Осадчий // Юридический консультант. – М.: «ЮРМИН», 2007. – № 5. – 10-13;
  • Осадчий, М. А. Клевета как преступление, совершаемое вербальным способом [Текст] / М. А. Осадчий // Юридический консультант. – М.: «ЮРМИН», 2007. – № 9. – 15-22;
  • Осадчий, М. А. Судебно-автороведческая экспертиза в расследовании преступлений [Текст] / М. А. Осадчий // Уголовный процесс. – М.: «Арбитражная практика», 2007. – № 1. – 54-64;
  • Осадчий, М. А. Использование лингвистических познаний при установлении субъективной стороны преступлений, совершаемых вербальным способом [Текст] / М. А. Осадчий // Коллегия. – М.: «Волга-пресс», 2007. – № ½. – 52-58;
  • Осадчий, М. А. Наказание за экстремизм в Интернете [Текст] / М. А. Осадчий // Коллегия. – М.: «Волга-пресс», 2007. – № 3. – 50-55;
  • Осадчий, М. А. Роль лингвистической экспертизы в судебном процессе по защите чести и достоинства [Текст] / М. А. Осадчий // Адвокат. № 5 – С. 98 – 108;
  • Осадчий, М. А. Судебно-лингвистическая экспертиза в деле о защите репутации юридического лица [Текст] / М. А. Осадчий // Арбитражная практика. – М.: «Арбитражная практика», 2008. – № 7. – 51-59;
  • Осадчий, М. А. Социальный экстремизм как предмет судебно-лингвистической экспертизы [Текст] / М. А. Осадчий // Уголовный процесс. – М.: «Арбитражная практика», 2008. – № 2. – 55-64;
  • Осадчий, М. А. Тактики ухода от правовых рисков в политической и бизнес-коммуникации [Электронный ресурс] / М. А. Осадчий // Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 6; URL: www.science-education.ru/100-4893 (проверено 19.12.2011);
  • Осадчий, М. А.Образ социальной группы как интерпретативное производное (на материале криминальных проявлений «социального экстремизма») [Текст] / М. А. Осадчий // Актуальные проблемы современного словообразования: сборник научных статей / под общ. ред. проф. Л. А. Араевой. – Вып. 4. – Кемерово, 2011. – С. 422 – 436;
  • Осадчий, М. А. Тактические приемы ухода от правовых рисков в современной публичной коммуникации [Текст] / Л. А. Араева, Н. Н. Голубь, М. А. Осадчий // Научное обозрение: гуманитарные исследования. – № 1. – 2012. – С. 63 – 71;
  • Осадчий, М. А.Креолизованный текст как объект судебно-лингвистической экспертизы [Текст] / Кожевникова Е. А., Осадчий М. А. // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств: журнал теоретических и прикладных исследований. – 2012. – № 19-1. – С. 22 – 29;
  • Осадчий, М. А. К вопросу о функциональной классификации эвфемизмов русского языка [Текст] / А. Р. Дегтярева, М. А. Осадчий // Вестник Кемеровского государственного университета. – № 2 (50). – 2012. – Стр. 128 – 132;
  • Осадчий, М. А. Управление правовыми рисками в публичной коммуникации [Текст] / М. А. Осадчий // Фундаментальные исследования. – № 10 (3) – 2013. Стр. 679 – 683;
  • Осадчий, М. А. Речевые стратегии и тактики ухода от правовых рисков в публичной коммуникации [Текст] / Русский язык и литература в пространстве мировой культуры: Материалы XIII Конгресса МАПРЯЛ (г. Гранада, Испания, 13–20 сентября 2015 года) // Ред. кол.: Л. А. Вербицкая, К. А. Рогова, Т. И. Попова и др. — В 15 т. — СПб.: МАПРЯЛ, 2015. С. 223-227.

 

 

Условия производства исследования

Период производства исследования: с 04.04.2018 по 06.04.2018.

Место производства исследования: 117485, г. Москва, ул. Академика Волгина, д. 6, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина».

Исследование производилось специалистом лично, третьи лица участия в производстве исследования не принимали.

При производстве исследования использованы методы:

  • методом лексико-семантического анализа исследовались нормативные значения лексических единиц текста;
  • методом компонентного анализа исследовались оттенки значения лексических единиц текста, в том числе оттенки контекстуально-обусловленного значения;
  • методом логико-грамматического анализа исследовались синтаксические связи единиц текста;
  • методом комплексного лингвистического анализа текста исследовался текст в целом, устанавливались внутритекстовые ассоциативно-смысловые связи;
  • методом интенционального анализа исследовались коммуникативные намерения участников коммуникации;
  • методом аудиовизуальной перцепции исследовалась звучащая речь, устанавливалось ее дословное содержание;
  • методом сопоставительного анализа исследовались тексты на предмет соответствиявыдержек исходным текстам;
  • общенаучными методами анализа, синтеза, сравнения и систематизации осуществлялось упорядочивание полученных данных.

Для производства исследования специалисту предоставлено:

– текст, озаглавленный «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», начинающийся словами «Сегодня снова приходится констатировать, что наша Церковь (церковная общественность, верующие люди) стоит перед очень серьезной, опаснейшей проблемой, именуемой псевдостарчеством или лжедуховничеством» и заканчивающийся словами «В связи с этим деятельность протоиерея Владимира Головина вызывает очень большую тревогу и требует серьезного анализа – не только богословско-канонического, но и юридического!»;

– видеофонограмма «Ответы на вопросы паломников от 26.09.2015_часть 2 (прот. Владимир Головин г. Болгар).mp4» длительностью 01:32:14;

– ссылка на видеофонограмму «”Духовное лечение” город Болгар», размещенная в сети Интернет по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=1TnJZCXTOFo, длительностью 00:21:25.

На разрешение специалиста поставлены следующие вопросы:

  1. Содержится ли в тексте, озаглавленном «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», представленном на исследование, информация о личности и/или деятельности Владимира Головина?
  2. Если информация о личности и/или деятельности Владимира Головина будет установлена, то является ли она сведениями о фактах и событиях, которые могут быть проверены на предмет соответствия действительности?
  3. Если такие сведения будут установлены, то содержат ли они утверждения
    о нарушении Владимиром Головиным действующего законодательства, совершении им нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и уставной деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота?
  4. Какова общая коммуникативная направленность текста, озаглавленного «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», и коммуникативная цель его автора?

Исследование производилось в закрытом помещении в дневное время при смешанном освещении без посторонних шумов с использованием типового рабочего места специалиста, в комплектацию которого входит следующее оборудование:

  1. Персональный компьютер AcerAspireM3 SeriesMA 50 (IntelCore i5; 1,6/2,3 ГГц, 3072 Кбайт L2; память: 4096 Мбайт DDR3–1333; жесткий диск: 500 Гбайт (5400 об/мин, SerialATA) 20 Гбайт SSD; клавиатура).
  2. Принтер HP LaserJet P1005.

При производстве исследования использована следующая научная и справочнаялитература:

  1. Баранов А. Н. Лингвистическая экспертиза текста. – М.: Флинта – Наука, 2007.
  2. Бринев К. И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза. – Барнаул: Изд-во Алтайской государственной педагогической академии, 2009.
  3. Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.
  4. Галяшина Е. И. Основы судебного речеведения. – М.: СТЭНСИ, 2003.
  5. Грайс Г. П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.16. – М.: Прогресс, 1985.
  6. Клюев Е. В. Речевая коммуникация: Учебное пособие для университетов и вузов. – М.: Издательство ПРИОР, 1998.
  7. Кобозева, И. М. Лингвистическая семантика. – М.: УРСС, 2000.
  8. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.
  9. Миронова Н. Н. Дискурс-анализ оценочной семантики. – М.: НВИ – «Тезаурус». 1997.
  10. Осадчий М. А. Русский язык на грани права: функционирование современного русского языка в условиях правовой регламентации речи. М., 2013.
  11. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. М., 1986.
  12. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М., 1985.
  13. Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований. – 4-е изд., стер. – М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999.
  14. Современный русский язык / под ред. В. А. Белошапковой. – М., 1999.
  15. Современный русский язык: социальная и функциональная дифференциация / отв. ред. Л. П. Крысин / Институт языкознания РАН. – М.: Языки славянской культуры, 2003.

Сертификат качества

Исследовательские работы производились в строгом соответствии с действующим законодательством о государственной судебно-экспертной деятельности и соответствующими процессуальными нормами.

При производстве исследования специалист исходил из достоверности документации, предоставленной лицом, назначившим исследование.

При производстве исследования специалист исходил из представленных материалов и не собирал иных доказательств.

При производстве исследования специалист действовал в пределах своей компетенции.

Специалист не имеет и не намерен иметь материальной заинтересованности в отношении предмета исследования.

Исследование произведено специалистом самостоятельно, вне какой-либо зависимости от лица, назначившего исследование, либо иных лиц.

Задание на производство исследования не содержало указания на установление заранее определенных выводов.

Основные понятия

Понятие текста.Текст (от лат. textus – ткань, сплетение, соединение) – объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и целостность[1]. Текст обладает коммуникативной направленностью (то есть создается с определенной целью и имеет потенциального адресата), а также смысловой целостностью, тематической однородностью. Как правило, текст имеет название, вступление и заключение; письменный текст графически оформлен как целостность.

Понятие коммуникативного намерения. Согласно теории коммуникации, в основе появления текста лежит определенная коммуникативная стратегия. Использование понятия «коммуникативная стратегия» подразумевает обращение и к другим понятиям – коммуникативная цель, коммуникативное намерение (интенция), коммуникативная тактика, коммуникативная перспектива, коммуникативный опыт и коммуникативная компетенция.

Под коммуникативной стратегией понимается совокупность запланированных заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели. Представление о способе объединения этих теоретических ходов в единое целое (коммуникативную стратегию) называется коммуникативной интенцией, которая и есть движущая сила коммуникативной стратегии. Коммуникативная цель – стратегический результат, на  который направлен коммуникативный акт. Коммуникативный акт имеет коммуникативную перспективу, рассматриваемую как возможность вызвать желаемые последствия в реальности. Коммуникативное намерение трактуется в качестве тактического хода, являющегося практическим средством движения к соответствующей коммуникативной цели. Вся совокупность таких практических средств в реальном процессе взаимодействия создает коммуникативную тактику.

Е. В. Клюев предлагает следующую схему, позволяющую понять соотношение элементов стратегии и тактики в коммуникативном процессе: «Используя коммуникативную компетенцию, говорящий ставит перед собой коммуникативную цель (определяя или не определяя коммуникативную перспективу, то есть, возможность вызвать желаемые последствия в реальности) и, следуя определенной коммуникативной интенции, вырабатывает коммуникативную стратегию, которая преобразуется в коммуникативную тактику (или не преобразуется, или преобразуется неуспешно) как совокупность коммуникативных намерений». При этом коммуникативные намерения функционально могут быть разделены на информативные, эмотивные (эмоционально-экспрессивные) и прагматические (реализующие функцию воздействия).

В существующих определениях коммуникативного намерения (интенции) акцентируются его различные аспекты. В психологии речи интенция понимается как первый этап порождения высказывания (А.А. Леонтьев). За нею следуют внутреннее проговаривание и реализация. Интенция может также отождествляться с целью высказывания. Если следовать классификации высказываний по их общей цели, каждую из таких целей можно соотнести с обобщенной интенцией: сообщить, осведомиться о чем-либо, или побудить к чему-либо. 

По определению Г. П. Грайса, интенция представляет собой намерение сообщить нечто, передать в высказывании определенное субъективное значение. Это субъективное значение сводится к понятию, выражаемому глаголом «подразумевать». В его модели сообщающий (говорящий) S, вкладывая свой смысл (то, что он имеет в виду) в высказывание x, реализует свои интенции: (i1) – он намерен произнесением x вызвать определённую реакцию r в аудитории A; (i2) – он хочет, чтобы A распознала его намерение i1, а также (i3) – чтобы распознание намерения i1 со стороны А явилось основанием для реакции r (схема. 1).Для успеха коммуникации необходимы  все три типа интенций.

В рамках исследования коммуникативной интенции целого текста (интенционального анализа текста) ее функция рассматривается как текстообразующая, что дает возможность классификации текстов по преобладающей интенции, по определенности/неопределенности, выраженности/сокрытости интенции в тексте и т. д.

Тексты, как правило, имеют логически увязанные и последовательно реализуемые частные интенции, что подтверждало целостность общего коммуникативного намерения и направленности воздействия, а также его осознанность.

Параметры разграничения сведений и оценок (мнения) методами семантического анализа.В судебно-экспертной практике разграничение выражения мнения и сообщения сведений производится по четырем параметрам: лексико-грамматическому, стилистическому, прагматическому и верификационному.

Суть лексико-грамматического параметра сводится к поиску в конфликтном высказывании экспликаторов модальной рамки типа мнение (в терминологии А. Вежбицкой), выраженной словами-маркерами, эксплицитно указывающими на то,
что передаваемая информация является результатом психо-когнитивных операций автора (предположений, прогнозов, умозаключений, суждений, выводов). Наличие в тексте элементов «по моему мнению», «мне кажется», «думается», «могу предположить»,
«я предполагаю» и подобных, однозначно указывает на то, что фрагменты текста, с  которыми семантически связаны данные слова, являются выражением мнения.

Лексико-грамматическим параметром также охватываются случаи использования в конфликтном высказывании указателей на бессубъектное предположение: «вероятно, что Х» (Вероятно, рабочим не выплатят зарплату); «высока вероятность, что Х» (Высока вероятность, что банк откажется выдавать деньги); «прогноз таков, что Х» (Прогноз развития предприятия негативен) и т.п. Такого рода высказывания описывают возможное положение вещей. Формально-логически высказывания данного типа содержат информацию о чьем-либо предположении, ибо предположение не может существовать объективно, отдельно от субъекта мысли и оценки. Однако на вербальном уровне авторство данной гипотезы остается невыраженным. С лингвистической точки зрения субъективность передаваемой информации выражается бессубъектно.

Стилистический параметр реализуется в случаях, когда в конфликтном высказывании используются риторические приемы – изобразительные средства, выражающие авторскую оценку предмета речи при отсутствии лексически выраженных маркеров субъективности. В этом случае эксперт-лингвист производит деконструкцию конфликтного высказывания с целью дифференциации сведений и оценок, синтезированных в ходе использования риторических приемов. Методологическим основанием такого направления анализа является общепринятое в современной лингвистике допущение о том, что любая предицирующая номинация (в том числе высказывание) семантически сложнее идентифицирующего, поскольку выражает идентифицирующее (пропозициональное) значение, осложняя его предикатной (модальной) составляющей. Иными словами, в любом высказывании, в котором реализованы экспрессивные риторические приемы, теоретически устанавливается пропозициональное содержание, которое по своей природе наиболее точно соответствует юридическому понятию сведения.

Наиболее спорным и сложным в реализации является прагматический параметр, суть которого заключается в учете интенций и компетенций адресата и адресанта. Реализация данного параметра на практике связана с массой трудностей. Лингвист по многим направлениям ограничен в выборе исследовательских техник. Так, использование эксперимента в виде опроса не допускается судом в связи с тем, что к разбирательству фактически привлекаются лица, процессуальный статус которых не установлен: в терминах процесса участники эксперимента не являются ни свидетелями, ни потерпевшими, следовательно, апеллировать к мнению данных лиц невозможно. Кроме этого, проведение эксперимента может быть квалифицировано судом как попытка эксперта собрать какие-либо доказательства самостоятельно, что прямо запрещено действующим процессуальным законодательством: эксперт оценивает лишь те материалы, которые переданы ему следствием либо судом. Экспериментальные данные – это новый материал, полученный экспертом самостоятельно и не приобщенный к материалам дела в надлежащем порядке. Наконец, выбор респондентов – это наиболее спорный и уязвимый момент: лингвист не в состоянии составить идеальную референтную группу, реализующую строго типичное восприятие конфликтного текста – например, определенной телепередачи или газеты. Как результат, экспериментальный метод экспертами чаще всего не используется.

Однако не меньше трудностей возникает и в связи с аналитическим подходом при использовании прагматического параметра для разграничения сведений и оценок в конфликтном тексте. Прогнозирование алгоритмов восприятия информации требует учета массы факторов как лингвистического, так и экстралингвистического характера. Лингвист может учесть характер издания, в котором опубликован конфликтный текст, и личность автора конфликтного текста – это наиболее простые этапы работы, не вызывающие возражений у правоприменителя. Однако для правильного прогнозирования речевого поведения адресата требуется учет информационного фона – качества и количества информации, циркулировавшей в лингвокультуре на момент публикации конфликтного текста. Однако выборка и анализ «фоновой» информации является недопустимой исследовательской процедурой, расцениваемой как самостоятельных сбор доказательств, на который эксперт не имеет права.

Верификационный параметрне является в строгом смысле лингвистическим, и существуют теоретические возражения относительно введения верифицируемости высказывания в круг предметов исследования эксперта-лингвиста, состоящие в том, что категории проверяемости не является имманентной характеристикой языкового высказывания. Несмотря на имеющие затруднения теоретического характера, нельзя отрицать, двух вещей: во-первых, верификационный параметр необходимо применять, теоретически обосновывать и методологически совершенствовать, поскольку он предусмотрен правоприменителем и игнорировать этот факт судебных эксперт не может; во-вторых, какая бы методология ни легла в основу параметризации верифицируемостивысказывания, лингвистический анализ является важной составной частью работы при использовании данного параметра, этот факт также не может быть проигнорирован экспертом-лингвистом.

Способность информации быть проверенной на предмет соответствия действительности позиционируется как отличительный признак сведений о фактах и событиях, при этом оценки и мнения проверены быть не могут. Под проверяемостьюподразумевается не экспериментальная, а аналитическая операция – установление достаточности условий для референции. Иными словами, проверяемость на предмет соответствия действительности как свойство содержания высказывания характеризуется возможностью извлечь из высказывания такое количество информации, которое позволит смоделировать событие и/или факт, обладающие измеряемыми и идентифицируемыми атрибутами. Измеряемым атрибутам могут относиться количества, размеры, степени, скорость, длительность и т. п. К идентифицируемым атрибутам
(то есть выделяемым из круга однотипных и индивидуализируемым) – конкретные лица, предметы, признаки, процессы, состояния, временна́я и пространственная локализация.

[1] Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 507.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Установление и оценка состояния
объекта исследования

Специалисту предоставлено:

– текст, озаглавленный «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», начинающийся словами «Сегодня снова приходится констатировать, что наша Церковь (церковная общественность, верующие люди) стоит перед очень серьезной, опаснейшей проблемой, именуемой псевдостарчеством или лжедуховничеством» и заканчивающийся словами «В связи с этим деятельность протоиерея Владимира Головина вызывает очень большую тревогу и требует серьезного анализа – не только богословско-канонического, но и юридического!»;

– видеофонограмма «Ответы на вопросы паломников от 26.09.2015_часть 2 (прот. Владимир Головин г. Болгар).mp4» длительностью 01:32:14;

– ссылка на видеофонограмму «”Духовное лечение” город Болгар», размещенную в сети Интернет по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=1TnJZCXTOFo, длительностью 00:21:25.

Таким образом, объектами исследования являются(1) вербальная информация, содержащаяся в тексте, озаглавленном «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», начинающемся словами «Сегодня снова приходится констатировать, что наша Церковь (церковная общественность, верующие люди) стоит перед очень серьезной, опаснейшей проблемой, именуемой псевдостарчеством или лжедуховничеством» и заканчивающемся словами «В связи с этим деятельность протоиерея Владимира Головина вызывает очень большую тревогу и требует серьезного анализа – не только богословско-канонического, но и юридического!»; (2) вербальная и невербальная информация, содержащаяся в видеофонограмме «Ответы на вопросы паломников от 26.09.2015_часть 2 (прот. Владимир Головин г. Болгар).mp4» длительностью 01:32:14; (3) вербальная и невербальная информация, содержащаяся в видеофонограмме «”Духовное лечение” город Болгар», размещенной в сети Интернет по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=1TnJZCXTOFo, длительностью 00:21:25.

Исследование
по существу поставленных вопросов

Предметом речи в тексте, озаглавленном Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина, является личность и деятельность священника Владимира Головина.

В заголовке содержится указание на главную проблему текста (центральное противоречие): у священника имеется коммерческо-религиозный проект. Слово коммерческо-религиозный является сложным и образовано путем соединения основ слов коммерческий и религиозный. Слово коммерческий имеет значение ‘торговый’[1], слово религиозный имеет значение ‘связанный с духовными представлениями, основанными на вере в существование Бога’[2]. Из контекста публикации ясно, что речь идет о православной религии. Образование слова коммерческо-религиозный путем сложения основ двух слов указывает на одновременное наличие признаков, обозначаемых прилагательными коммерческий и религиозный, у одного объекта. Таким объектом, сочетающим в себе сразу два признака, является в заглавии проект. Слово проект использовано в значении ‘самостоятельная деятельность, осуществляемая с целью получения личной выгоды, дохода’[3]. Следовательно, в заголовке содержится следующая информация: священник Владимир Головин под видом религиозной деятельности ведет самостоятельную деятельность, осуществляемую с целью получения личной выгоды, дохода; в рамках этой деятельности священник Владимир Головин занимается торговлей чем-либо, связанным с религией.

Данная информация является сведениями о фактах и событиях, которые могут быть проверены на предмет соответствия действительности. Это подтверждается отсутствием в тексте показателей мнения, предположения говорящего. Информация об указанных действиях не выражается глаголами в форме сослагательного или повелительного наклонений, формами будущего времени, выявленные сведения не входят в рематическую часть вопроса.

Проверяемыми являются следующие факты: (1) священник Владимир Головин под видом религиозной деятельности ведет самостоятельную деятельность, осуществляемую с целью получения личной выгоды, дохода; (2) священник Владимир Головин занимается торговлей чем-либо, связанным с религией.

Выявленные сведения содержат утверждения о неправильном поведении священника, поскольку ему приписывается деятельность, направленная на извлечение прибыли, торговля чем-либо, связанным с религией (духовными представлениями). Кроме того, данная деятельность является самостоятельной, что свидетельствует о том, что священник Владимир Головин действует без согласования с руководством.

Заголовок, имеющий такое значение, задает направление интерпретации всего последующего текста. Посредством данного заголовка читателю дается установка на одностороннюю негативную оценку личности и деятельности священника Головина. Стратегия на дискредитацию священника Головина реализуется в тексте посредством трех речевых тактик:

  • путем сообщения сведений о неправильном, неэтичном поведении священника Головина, о его недобросовестности;
  • путем выражения отрицательного отношения к личности и деятельности священника Головина;
  • путем искажения фактов и событий с целью усиления негативного образа священника Головина.

[1] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[2] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[3] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

В рамках настоящего исследования будет дан детальный анализ каждой из этих тактик.

Во вступительной части текста (первый абзац) автором вводятся термины, которые характеризуют общую проблему – псевдостарчество или лжедуховничество. Данные слова являются авторскими, образованными от основ слов старец и духовник с использованием морфем псевдо- и лже-.

Морфема псевдо- имеет значение ‘ложный, мнимый’[1].Слово старчество производно от слова старец, имеющего значение ‘духовный наставник и руководитель верующих или других монахов; монах’[2]. Следовательно, слово псевдостарчество указывает на отрицательное явление – ложное наставничество верующих или монахов.

Морфема лже- имеет значение ‘ложный, мнимый’[3]. Слово духовничество производно от слова духовник, имеющего значение ‘священник, исповедующий в грехах верующего’[4] Следовательно, слово лжедуховничество указывает на отрицательное явление – ложное отпущение грехов.

Эти два отрицательных явления автор текста рассматривает как проблемы Церкви: «Сегодня снова приходится констатировать, что наша Церковь (церковная общественность, верующие люди) стоит перед очень серьезной, опаснейшей проблемой, именуемой псевдостарчеством или лжедуховничеством». Следовательно, автором транслируется читателям следующий смысл: в Церкви есть проблемы – ложное наставничество верующих или монахов, ложное отпущение грехов.

Таким образом, наряду с направленностью на дискредитацию священника Владимира Головина, в тексте реализуется коммуникативная цель убедить читателя в том, что в Церкви есть проблемы – ложное наставничество верующих или монахов, ложное отпущение грехов.

Анализ деятельности священника Головина автор начинает с описания действия, названного акафистом: «Удивляет рекламное уверение в том, что все просимое людьми в таком коллективном акафисте непременно сбудется и непременно в определенный срок. Уже здесь мы видим совершенно неправославный (и нехристианский) подход, напротив – магический, оккультный». Данное действие приписывается протоиерею Владимиру Головину, информация о котором содержится в начале абзаца: «Последнее время все большее внимание обращает на себя деятельность протоиерея Владимира Головина из г. Болгар (Татарстан), которого активно раскручивают (а другого слова не подобрать) в интернете и околоцерковной среде». Вся последующая информация в тексте относится к личности и деятельности указанного лица.

Итак, священнику Головину приписывается рекламное уверение. Слово уверение имеет значение ‘заверение в чём-л. (ради стремления убедить, уверить кого-л. в чём-л.)’[5]. Слово рекламный имеет значение ‘относящийся к широкому оповещению о лучших свойствах товаров, произведений искусства и услуг в целях привлечения внимания и увеличения спроса потребителей’[6]. Следовательно, в тексте содержится информация о том, что священник Головин давал заверения с целью увеличения спроса на свои услуги. Содержание этих заверений сводится к следующему: всё, о чем просят люди в коллективном акафисте, непременно сбудется и непременно в определенный срок. Слово акафист в русском литературном языке имеет значение ‘молитвенно-хвалебное песнопение в честь Христа, Богородицы или святого; церковная служба, состоящая из таких песнопений’[7].

Следовательно, текст содержит информацию о том, что священник Владимир Головин давал заверения: всё, о чем просят люди в коллективном молитвенно-хвалебном песнопении, непременно сбудется и непременно в определенный срок.

Данная информация является сведениями о факте, который может быть проверен на предмет соответствия действительности. Это подтверждается отсутствием в тексте показателей мнения, предположения говорящего. Информация об указанных действиях не выражается глаголами в форме сослагательного или повелительного наклонений, формами будущего времени, выявленные сведения не входят в рематическую часть вопроса.

Проверен на предмет соответствия действительности может быть следующий факт: священник Владимир Головин давал заверения в том, что всё, о чем просят люди в коллективном молитвенно-хвалебном песнопении, непременно сбудется и непременно в определенный срок.

В самом тексте данные действия названы неправославными, нехристианскими, то есть не соответствующими стандартам поведения, принятым в среде православных: «Уже здесь мы видим совершенно неправославный (и нехристианский) подход, напротив – магический, оккультный. Ведь подавать или не подавать просимое решает Тот, у Кого просят, т. е. Бог. А Господь смотрит на сердце (т. е. духовное состояние) каждого конкретного человека и в зависимости от полезности просимого (для спасения души) подает или не подает. Никакими молебнами или акафистами нельзя Бога понудить (заставить) исполнять мой земной “заказ”, если оный пойдет во вред моему духовному состоянию, а посему в христианской традиции в просительных молитвах всегда наличествует одно веское “но”: “Если на то будет воля Твоя”».

Следовательно, установленные сведения содержат утверждения о неправильном поведении священника Головина, не соответствующем православным, христианским стандартамповедения.

Автор описывает и критически характеризует действия, осуществляемые священником Головиным. В частности, критике подвергается возложение рук: «О. Владимир во время священнодействия эффектно возлагает руки на болящих паломников, что воспринимается его последователями, как подражание древним апостолам. Стоит отметить, что апостолы возлагали руки, совершая Таинства Миропомазания и Священства, и доныне епископы (как приемники святых апостолов) совершают эти Таинства так же возложением рук (само слово хиротония от греч. χείρ — рука и τονεω — полагаю). Однако какое отношение к сей традиции имеют “исцеляющие хиротонии” Головина? Никакого. Чистое актерство, рассчитанное на красивый эффект». Автор дает такому поведению негативную оценку, выраженную словом актерство в значении ‘умение притворяться кем-л. или каким-л. для прикрытия истинных чувств, мыслей и т.п.; позирование перед кем-л. в расчёте на благоприятное впечатление, успех у окружающих’[8].

Тема актерства развивается в следующем абзаце, содержащем описание действия, названного обновлением брака: «Встречалось в интернете и фото о. Головина с празднования годовщины супружества (“серебряная свадьба”), где немолодой батюшка-проповедник предстал… в белом фраке, что очередной раз весьма показательно раскрыло его личные актерские качества, характер акциониста. На фото о. Владимир и его супруга стоят со свечами (как на Таинстве венчания) в окружении людей с иконами (наподобие свидетелей). Что же это такое? Браку о. Владимира не хватает “благодатной энергетики” и они с супругой “подпитываются благодатью” через дополнительное “венчание”? К этому стоит добавить, что подобное “обновление брака” – уникальный продукт на рынке мистических услуг, и больше нигде не продаётся». В приведенном фрагменте хорошо видна авторская техника, которая далее будет использоваться несколько раз, а именно – искажение фактов. В рассматриваемом случае автор описывает фотографию: священник Головин одет в белый фрак, стоит с женой со свечами, вокруг люди с иконами. Эту объективную картину автор дополняет информацией таким образом, что все происходящее представляется как таинство венчания – «обновление брака». При этом в тексте уточнено, что данное таинство является уникальным продуктом на рынке мистических услуг, нигде больше не продается, из чего обязательно следует, что священник Головин создал и практикует новое таинство для рынка услуг.

Следовательно, текст содержит информацию о том, что священник Владимир Головин создал и практикует новое таинство для рынка услуг.

Данная информация является сведениями о факте, который может быть проверен на предмет соответствия действительности. Это подтверждается отсутствием в тексте показателей мнения, предположения говорящего. Информация об указанных действиях не выражается глаголами в форме сослагательного или повелительного наклонений, формами будущего времени, выявленные сведения не входят в рематическую часть вопроса.

Проверен на предмет соответствия действительности может быть следующий факт: священник Головин создал и практикует новое таинство «обновления брака» для рынка услуг.

Установленные сведения содержат утверждение о неправильном поведении священника, выражающемся в создании и практике нового таинства для рынка услуг.

Автор текста крайне негативно оценивает факт разговора священника Головина с молодежью на тему испражнений Иисуса: «Так, на встрече с молодежью (!) о. Владимир попросил юных слушателей в подробностях (!!!) рассказать ему, как они представляют Иисуса Христа в момент справления Им естественных потребностей (да простят меня многоуважаемые братья и сестры за цитацию «образовательных программ» о. Владимира)». В тексте такое поведение священника Головина охарактеризовано как «экстравагантное, а правильней сказать, откровенно пошлое и кощунственное поведение “молитвенника”». Слово пошлый использовано в значении ‘содержащий в себе что-л. неприличное, непристойное’[9]. Слово кощунственный использовано в значении ‘относящийся к оскорблению религиозной святыни’[10]. Следовательно, священнику приписано совершение неприличных, непристойных действий, оскорбляющих религиозную святыню.

Специалистом изучена видеозапись данной беседы (см. приложение 1). По результатам сравнения фактического содержания разговора и его описания в анализируемом тексте установлено, что автором искажены важные факты, влияющие на восприятие информации. Так, автор сообщает, что священник Головин попросил юных слушателей в подробностях рассказать ему, как они представляют Иисуса Христа в момент отправления им естественных потребностей. Для усиления эффекта автор выделил слово подробностях тремя восклицательными знаками, привлекая к этому факту особое внимание читателя. Фактически же Головин задавал присутствующим вопросы: «Как вы думаете, Христос Спаситель, когда большую нужду справлял, он гигиену каким образом наводил?», «Вообще он мочился, нет, как думаете?». При этом автор текста не сообщил, что священник Головин подробно объяснил собравшимся, почему он задал такие вопросы: «Но все-таки мне бы хотелось, чтобы мы с вами задумались, как Христос справлял нужду, как он ковырялся… любил больше ковыряться в левой или в правой ноздре… Вот когда задаешь вопрос человеку, кто такой Христос, он говорит: «Ну, как кто? Бог». Ну, ведь это же ложь, это ложь. А? Бог и человек. Две сущьприроды в одном лице, в одной сущности две природы. Он непостижимый Бог, это правда. Недомыслим, невыразимый, выше всего – и он такой, как ты, человек. Такой, как ты, человек! Такой, как ты. Кроме греха».

Отсутствие этой детали существенно изменяет восприятие информации. Фактической коммуникативной целью вопросов Головина являлось не обсуждение деталей процесса дефекации и мочеиспускания Иисуса Христа, а побуждение слушателей осознать его человеческую сущность, наряду с божественной.

Следующий эпизод искажения фактов реализован при описании «сексуальной» молитвы священника Головина. В тексте излагается содержание речи священника: «С его же слов, в молодости он не хотел жениться, т. к. имел желание совершать непрестанную молитву и не мог представить совершение оной во время соития с супругой. Однако его таки вынудили вступить в брак, и во время интимной близости с женой он неожиданно запел: “Тебе Бога хвалим”, чем напугал находившихся в соседней комнате родителей».

К данному описанию автор добавляет комментарий: «Действительно, сексуальная “молитва” о. Владимира – тема не для слабонервных, с учетом того, что сам “старец” посчитал, что данное “пение” на самом деле есть молитва, мол “чистому все чисто” и “третьим с нами Бог”». Тем самым автор утверждает, что описанное Головиным событие, произошедшее во время полового акта, расценено как молитва.

Специалистом изучена видеозапись данной речи священника Головина. По результатам сравнения видеозаписи речи и текста анализируемой публикации установлено, что автором анализируемой публикации искажены факты: священник Головин ни разу не использовал при описании указанного события слово молитва, не вводил понятия сексуальная молитва.

Подытоживая свой текст, автор сообщает следующую информацию: «В заключение необходимо отметить, что все отечественные сектоведы сходятся в том, что цели и задачи любой секты – власть и деньги. И мы видим, как чисто сектантские приемы контролирования сознания применяются в т. н. «общине» о. Владимира Головина».

Слово сектантский в рассматриваемом случае мотивировано словом секта в значении ‘религиозная община, отколовшаяся от господствующей церкви’[11]. Следовательно, в тексте содержится информация о том, что в общине священника Владимира Головина используются приемы контролирования сознания, свойственные религиозным общинам, отколовшимся от господствующей церкви.

Данная информация является сведениями о факте, который может быть проверен на предмет соответствия действительности. Это подтверждается отсутствием в тексте показателей мнения, предположения говорящего. Информация об указанных действиях не выражается глаголами в форме сослагательного или повелительного наклонений, формами будущего времени, выявленные сведения не входят в рематическую часть вопроса.

Проверен на предмет соответствия действительности может быть следующий факт: в общине священника Владимира Головина используются приемы контролирования сознания, свойственные религиозным общинам, отколовшимся от господствующей церкви.

Установленные сведения содержат утверждение о неправильном поведении священника, которому приписываются действия, свидетельствующие об отделении от господствующей церкви.

Автором на протяжении всего текста даются негативные характеристики личности и деятельности священника Головина. Эти оценки выражаются экспрессивными лексемами, например: «То, что говорит в своих проповедях знаменитый «проповедник», на самом деле является элементарной глупостью, смакуемой скабрёзностью и страшной грязью в устах уже немолодого человека в рясе»; «Всё это, несомненно, является и антиобщественной пропагандой и излюбленным и, можно даже сказать, классическим методом сектантов»; «Все это должно приносить весомые денежные дивиденды либо самому лидеру, либо тем, кто организовывает такой ажиотаж вокруг прельстившегося священника!».

Приведенные оценки в совокупности со сведениями о неправильном поведении и искажением фактов свидетельствуют о стабильно реализуемой на протяжении всего текста публикации коммуникативной цели дискредитировать личность священника Владимира Головина.

[1] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[2] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[3] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[4] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[5] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[6] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998. Слово рекламный имеет и другое значения: Разг. Распространение сведений о ком-, чём-л. с целью создания популярности.; то, что служит средством такого оповещения (афиша, объявление по радио, видеоролик и т.п.). Однако в рассматриваемом контексте релевантно именно взятое для анализа значение, поскольку в тексте содержится информация о том, что деятельность священника Головина носит коммерческий характер и направлена на получение прибыли.

[7]Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[8] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[9]Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[10]Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

[11] Большой толковый словарь / под ред. С. А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 1998.

ВЫВОДЫ

  1. Ответ на вопрос 1

В тексте, озаглавленном «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», представленном на исследование, содержится информация о личности и деятельности Владимира Головина.

В названии текста «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина» сообщается, что (1) священник Владимир Головин под видом религиозной деятельности ведет самостоятельную деятельность, осуществляемую с целью получения личной выгоды, дохода; (2) в рамках этой деятельности священник Владимир Головин занимается торговлей чем-либо, связанным с религией.

В тексте сообщается: (3) священник Владимир Головин давал заверения, что всё, о чем просят люди в коллективном молитвенно-хвалебном песнопении, непременно сбудется и непременно в определенный срок: Последнее время все большее внимание обращает на себя деятельность протоиерея Владимира Головина из г. Болгар (Татарстан)… В небольшой городок Казанской митрополии со всей страны стекаются паломники…, восторженно рассказывают о ярком проповеднике, раздающем «рецепты» исполнения житейских и духовных прошений в форме «акафистов по соглашению». Удивляет рекламное заверение в том, что все просимое людьми в таком коллективном акафисте непременно сбудется и непременно в определенный срок; (4) священник Владимир Головин создал и практикует новое таинство для рынка услуг: Встречалось в интернете и фото о. Головина с празднования годовщины супружества (“серебряная свадьба”), где немолодой батюшка-проповедник предстал… в белом фраке, что очередной раз весьма показательно раскрыло его личные актерские качества, характер акциониста. На фото о. Владимир и его супруга стоят со свечами (как на Таинстве венчания) в окружении людей с иконами (наподобие свидетелей). Что же это такое? Браку о. Владимира не хватает “благодатной энергетики” и они с супругой “подпитываются благодатью” через дополнительное “венчание”? К этому стоит добавить, что подобное “обновление брака” – уникальный продукт на рынке мистических услуг, и больше нигде не продаётся; (5) в общине священника Владимира Головина используются приемы контролирования сознания, свойственные религиозным общинам, отколовшимся от господствующей церкви: В заключение необходимо отметить, что все отечественные сектоведы сходятся в том, что цели и задачи любой секты – власть и деньги. И мы видим, как чисто сектантские приемы контролирования сознания применяются в т. н. «общине» о. Владимира Головина.

Ответ на вопрос 2

Установленная в тексте «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина» информация о деятельности Владимира Головина является сведениями о фактах и событиях, которые могут быть проверены на предмет соответствия действительности. Это следует из отсутствия в указанных фрагментах текста показателей мнения, предположения говорящего. Информация об указанных действиях не выражена глаголами в форме сослагательного или повелительного наклонений, формами будущего времени, выявленные сведения не входят в рематическую часть вопроса.

На соответствие действительности могут быть проверены следующие факты:

(1) священник Владимир Головин под видом религиозной деятельности ведет самостоятельную деятельность, осуществляемую с целью получения личной выгоды, дохода;

(2) в рамках этой деятельности священник Владимир Головин занимается торговлей чем-либо, связанным с религией;

(3) священник Владимир Головин давал заверения, что всё, о чем просят люди в коллективном молитвенно-хвалебном песнопении, непременно сбудется и непременно в определенный срок

(4) священник Владимир Головин создал и практикует новое таинство для рынка услуг;

(5) в общине священника Владимира Головина используются приемы контролирования сознания, свойственные религиозным общинам, отколовшимся от господствующей церкви.

 

  1. Ответ на вопрос 3

 

Установленные сведения о том, что священник Владимир Головин ведет самостоятельную деятельность, осуществляемую с целью получения личной выгоды, дохода ив рамках этой деятельности занимается торговлей чем-либо, связанным с религией, содержат утверждения о неправильном поведении священника, поскольку ему приписывается деятельность, направленная на извлечение прибыли, торговля чем-либо, связанным с религией (духовными представлениями), и не согласованная с руководством Церкви.

Установленные сведения о том, что священник Владимир Головин давал заверения, что всё, о чем просят люди в коллективном молитвенно-хвалебном песнопении, непременно сбудется и непременно в определенный срок, содержат утверждения о неправильном поведении священника Головина, не соответствующем православным, христианским стандартам поведения.

Установленные сведения о том, что священник Владимир Головин создал и практикует новое таинство для рынка услуг, содержат утверждение о неправильном поведении священника, которому приписываются действия, не соответствующие православным, христианским стандартам поведения.

Установленные сведения о том, что в общине священника Владимира Головина используются приемы контролирования сознания, свойственные религиозным общинам, отколовшимся от господствующей церкви, содержат утверждение о неправильном поведении священника, которому приписываются действия, свидетельствующие об отделении от господствующей церкви.

 

  1. Ответ на вопрос 4

 

В тексте, озаглавленном «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина», реализуются общая коммуникативная направленность на дискредитацию священника Владимира Головина. Стратегия дискредитации реализуется в тексте посредством трех речевых тактик:

  • путем сообщения сведений о неправильном, неэтичном поведении священника Головина, о его недобросовестности;
  • путем выражения отрицательного отношения к личности и деятельности священника Головина;
  • путем искажения фактов и событий с целью усиления негативного образа священника Головина;

Наряду с коммуникативными целями дискредитации священника Головина, в тексте реализуется коммуникативная цель убедить читателя в том, что в Церкви есть проблемы – ложное наставничество верующих или монахов, ложное отпущение грехов. В качестве иллюстрации этих проблем Церкви описывается деятельность священника Владимира Головина, которому, таким образом, приписывается ложное наставничество верующих или монахов, ложное отпущение грехов.

Специалист,
доктор филологических наук                                                                                 М. А. Осадчий

 

Поделиться с друзьями

Задайте свой вопрос, получите консультацию

Резонансные дела