Публикации

Раскрыть

Практика

Убийство в парке Горького.

Иногда от своих знакомых я слышу: “Как ты можешь защищать таких людей?”. Отвечая на этот вопрос я расскажу про нашумевшее дело, где как буд-то бы все для всех очевидно.

Труп молодой девушки был обнаружен в конце мая, в Нескучном саду, недалеко от места съемок телепередачи “Что, где, когда” утром. Громкое убийство взбудоражившее общественность произошедшее в Нескучном саду новостями прошло по всем центральным каналам. И это понятно, потому что убийство совершено в центре Москвы с особой жестокостью девушка получила многочисленные ножевые ранения по всему телу, лицу и шее, в том числе было перерезана сонная артерия.

Несмотря на то, что преступление освещалось в прессе его детали никому не известны.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA По таким случаям с полиции спрашивается очень строго. Ставятся задачи установить преступника в кратчайшие сроки на самом высоком уровне, чтобы успешно отчитаться перед вышестоящими руководителями о поимке злодея. Первым документом который готовит следователь и за который отчитывается является план. В нем стандартным пунктом дается поручение оперативниками проверить причастность среди лиц склонных к совершению тяжких преступлений и среди недавно осужденных проживающих в прилегающей местности. Оперативники поднимают свои базы данных и проверяют лиц склонных по их мнению к подобным преступлениям. Конечно Нафталиев проживающий недалеко от места преступления не мог не попасть в поле зрения полиции.

Александр Нафталиев уже был на примете. Годом ранее полицейские осуществляли попытку привлечь его к уголовной ответственности по несостоявшемуся обвинению в изнасиловании сопряженном с угрозой убийства. Как он сам поясняет, тогда у него вышел конфликт с молодой особой, папа которой оказался высокопоставленным полицейским. Дело было передано в суд. Но в суде обвинение против него благополучно развалилось, Нафталиев А. был оправдан присяжными заседателями. Естественно, оправдательный приговор – удар по самолюбию полицейских.

И вот что дает основание мне полагать, что этот удар мог иметь последствия:

Убийство в Нескучном саду сопряжено с хищением; у жертвы пропал сотовый телефон “Самсунг”, который  впоследствии был продан в палатку по скупке телефонов на ст. м. “Юго-Западная”. В тех случаях когда есть признаки хищения какого-либо имущества дело возбуждается по более тяжкой статье, по ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть убийство из корыстных побуждений. В этом случае обвинение будет рассматриваться в суде присяжных. Поэтому полицейские пошли на хитрость, они не вменяют  ч. 2 ст. 105, а разделяют убийство и хищение по отдельности и предъявляют обвинение по менее тяжкой, первой части убийства и отдельно краже. То есть вместо одного более тяжкого преступления получилось два: часть 1 статьи 105 УК РФ (убийство) и ст. 158 УК РФ (кража). Такие махинации не проходят бесследно для юриспруденции, поэтому, по версии следствия, вышло, что кража произошла сразу после убийства, то есть телефон был похищен у трупа с причинением ему значительного ущерба. Абсурд? Да. Но почему несмотря на абсурдность такого обвинения правоохранители все-таки пошли на это. Я убежден, что иначе у полиции не было бы шансов доказать обвинение, т.к в суде присяжных всплыли бы детали, которые убедили бы их в невиновности А. Нафталиева.

Футболка — это одно из основных доказательств и первое полученное оперативниками по этому делу. На футболке пятна крови жертвы. На первый взгляд убийственное доказательство. Но не все так просто. Слишком уж подозрительно, что ее обнаружили лежащей поверх белья, в ванной комнате с пятнами крови как «на заказ» на виду у всех, а ведь в квартире проживали еще два человека среди которых один посторонний — квартирант. Важны мелочи. И здесь пятна крови как раз таки и вызывают сомнения. Без всякого передергивания я убежден, что они не могли образоваться при нападении.
Характер ранений на трупе таков, что избежать попадания крови находясь на расстоянии вытянутой руки до тела жертвы невозможно. Ранения в кровенасыщенные части тела при выходе ножа из канала ранения образуют выброс капель крови, которые попадая на предметы одежды, пол или стены образуют следы в виде мелких заостренных капель, конец которых направлен к месту ранения, по размерам капель, направлению их конца определяют местоположение нападавшего и жертвы. Это классика криминалистики. На футболке же пятна округлой расплывшиеся формы как будто материю промакнули. Это самое важное подозрение которое у меня вызвало доказательство, поэтому я не поверил в то, что на футболке была кровь жертвы.

Имея такие подозрения защитник должен допросить свидетелей на предмет была ли возможность у полицейских нанести биоматериал.
Со слов матери:  «В квартиру ворвались сотрудники полиции в первой половине дня. Понятых не было, они появились только  к 21  ч. Все это время со мной сидели полицейские и говорили, что у них засада, при этом их коллеги заходили во все комнаты, в том числе и ванную, мне перемещаться по квартире запрещали, я сидела на кухне, следователь появился примерно к 21 ч. с понятыми, которые приятельски здоровались с находившимися в квартире сотрудниками»..

Получается, что только спустя несколько часов, после первого появления полицейских и их присутствия во всех комнатах, в ванной обнаружилась футболка. То есть возможность нанести биоматериал все таки была.

Но для того, чтобы выбить доказательство одних показаний матери мало, они должны использоваться только как основание для вызова и допроса понятых – от их показаний будет зависеть останется ли доказательство в деле или нет.

Зачастую адвокатам удается вывести “на чистую” воду понятых, тем более, что сейчас полицейские не гнушаются приглашать в качестве таковых бывших полицейских или сотрудников других спецслужб, тот факт, что понятые здоровались с полицейскими говорит именно о такой возможности.

Если мать говорит правду тогда наша правоохранительная система будет всячески упорствовать в установлении истины и отказывать в ходатайствах. Суд будет препятствовать допросу понятых так как подобные обстоятельства влекут исключение доказательства из дела. Собственно говоря это и случилось. После заявлений соответствующих ходатайств, несмотря на убедительные доводы, суд отказал в вызове понятых, причем формулировка потрясает: “у суда достаточно доказательств чтобы сделать вывод относительно дела”. И это до ухода суда в совещательную комнату.

Свидетели:
Первый – это тот самый посторонний жилец, в квартире Нафталиева. Она открыла ему дверь, так как он забыл ключи. В первом часу ночи. Свет в коридоре горел. С Нафталиевым обмолвились несколькими словами, он разговаривал прямо, стоя к ней лицом. По версии же следствия перед свидетелем должен был стоять убийца, только что нанесший в порыве ярости 12 ранений жертве. Причем его одежда должна быть вся в крови. Но свидетель ничего не видит. Ни в поведении ни в одежде. Более того сам Нафталиев не пытается прикрыть участки одежды и спокойно стоял прямо перед свидетелем.

Мужчина с собачкой.
Этого соседа Нафталиев встретил минутой раньше на лестничной площадке. Они по соседски поздоровались. Мужчина – сосед по площадке часто выгуливает поздно ночью свою собаку. Суд в допросе этого свидетеля отказал. Формулировка такая же суду достаточно доказательств.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERAСириец.
Гражданин Сирии Алхадж. Приехал в Россию полгода назад. Никто в суде его так и не увидел. Прокурор принес справку участкового о том что Алхадж выехал за границу. Выезд за границу является поводом не вызывать в суд свидетеля. Этот гражданин дает следствию показания, что именно он, работая в палатке на Юго-Западной купил у него телефон, принадлежавший убитой потерпевшей. Документов о трудоустройстве не представлено, понятно что половина таких трудяг работают без оформления, но нет и владельца палатки, а уж он точно должен быть.

Из протокола следует, что Алхадж нигде не работает, является гражданином Сирии, прибыл в Россию в декабре 2012 г. как беженец, то есть за пять месяцев овладел русским языком в совершенстве, на память назвал все необходимые номера телефона для его идентификации, а это свыше пятидесяти цифр подряд, и даже указал потертости.  За такой короткий срок работы разобрался  в национальных особенностях россиян, т.к. в протоколе указал, что телефон ему продал человек кавказской национальности.
Кто-то возразит; ничего страшного возможно он смотрел в свои записи. Однако, если бы имелись записи о покупке телефона они были бы приобщены к делу. Напротив нет ни одного документа, даже обычного кассового чека, о том, что этот телефон был кем-то приобретен.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Нож.Обнаружен на месте преступления. Обратите внимание на кончик его клинка, он обломан. На ноже также отсутствуют упоры. Труп же имеет свыше десяти проникающих колото-резанных ранений с гладкими краями. Очевидно что этим ножом таких ранений причинить не возможно, т.к. обломанный клинок оставил бы рваные раны. На ноже не обнаружены не только следы пальцев рук Нафталиева А., но и его биологические следы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA
Ранения.
Александр Нафталиев левша! Большинство же ударов нанесены справа налево, т.е. правой рукой. Более того он меньше ростом чем потерпевшая (170 см против 175 см), однако, как видим из таблицы к экспертному исследованию, некоторые удары нанесены сверху вниз.
OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAСеребро.
А это серебряные крестик и цепочка обнаруженные на месте преступления. Их стоимость примерно равна стоимости проданного телефона Самсунг. Согласитесь странно, что предполагаемый убийца забрал телефон, но оставил серебряные вещи. Это обстоятельство указывает но то, что убийца и продавший телефон Самсунг не один и тот же человек. Я убежден, что человек который нашел телефон и сдал его в палатку был подтянут под описание зависимым от правоохранителей свидетелем Алхаджем. И это согласуется с показаниями матери убитой, из которых следует, что в тот день они разговаривали с дочерью на повышенных тонах и дочь находясь в состоянии опьянения пыталась избавиться от опеки матери.
В первом своем допросе мать сообщала, что дочь была неуравновешенной, даже лечилась по этому поводу, имела привычку в моменты раздражения бросать вещи; впоследствии от этих показаний отказалась. Очень вероятно, что разозлившись от постоянных звонков, будучи в сильном алкогольном опьянении дочь попросту выбросила свой телефон, который кто-то подобрал.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Бутылки. На месте преступления также обнаружены документы на имя убитой, удостоверения и разорванный паспорт. Почему преступник порвал паспорт и бросил его неизвестно, но по этому факту можно сказать что нападавший был в ярости. А это не соответствует описанию свидетеля, который открыл Нафталиеву дверь. Также обнаружены салфетки, пакеты, бытылки и стаканчики. Ни один из предметов не содержит следов пальцев рук Нафталиева А. и более того на этих предметах и одежде потерпевшей отсутствуют его биологические следы. На разорванном паспорте, если бы его рвал подсудимый, однозначно бы остались и следы рук и его биологические следы, потому как прикладывается усилие. Если предположить, что все эти бутылки и стаканчики имеют отношение к потерпевшей т.е. использовались при ней, тогда напрашивается вывод, что она была не с одним человеком, а в компании. На это указывает их количество.

Эти факты для меня свидетельствуют о непричастности Нафталива к совершенному преступлению.

Кроме того, как говорилось выше Нафталиеву А. дополнительно предъявлено совершенно незаконное обвинение в краже телефона  ч. 2 ст. 158 УК РФ. Причем согласно изложенным в обвинении обстоятельствам кража сотового телефона «Самсунг» совершена после совершения убийства и наступления смерти потерпевшей.

Дело в том, что юридически, украсть телефон, т.е. совершить тайное хищение чужого имущества у умершего человека невозможно. Данное утверждение полностью подтверждается действующими нормами законодательства РФ:
– согласно ст. 158 УК РФ хищением признается изъятие чужого имущества, причинившее ущерб собственнику. Для квалификации по ч. 2 такой ущерб должен быть значительным. Обвинение вменяет наступление преступного значительного ущерба именно убитой. Однако причинить ущерб умершему человеку невозможно ввиду того, что нет самого человека как личности, соответственно и ущерб для него наступить не может. Чтобы было понятнее тем, кто несведущ в юриспруденции, приведу более понятный пример: представьте что некто избивает и наносит несколько ножевых ранений заведомо трупу. Тело, хоть и человеческое не является человеком и, понятно, что такие телесные повреждения, не образуют состава преступления. Поэтому судить за причинение телесных повреждений трупу нельзя – это незаконно. То же справедливо и для кражи. Не может быть причинен материальный ущерб уже умершему человеку, тем более значительный, который должен определяться в сравнении с доходом умершего.  Напомню, что именно следствие пошло на разделение составов преступления и такая ситуация возникла именно по этой причине.

Верность выводов об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража) однозначно подтверждается действующими нормами законодательства РФ. Умерший человек не может обладать правом собственности, т.к. в силу ст. 17 ГК РФ способность иметь права и обязанности (правоспособность) прекращается смертью гражданина. Вывод суда о том, что несмотря на смерть потерпевшей имущество убитой не перестало быть для Нафталиева А. В. чужим не основано на законе. Чужим может быть только то имущество, которое принадлежит кому-то, это вытекает из положений ГК РФ о праве собственности и условиях его приобретения (главы 13 и 14 ГК РФ), из этих же норм следует, что любой гражданин имеет полное право приобрести имущество, которое никому не принадлежит, у которого нет владельца. Умерший же гражданин не может быть владельцем, какого бы то ни было имущества ввиду отсутствия правоспособности, о чем сказано выше.

Дополнительное незаконное обвинение увеличивает ответственность, ответственность, которую не заслуживает подсудимый. Это еще одна причина почему адвокат должен быть у каждого подозреваемого.

Поделиться с друзьями

Задайте свой вопрос, получите консультацию

Резонансные дела

Дело протоиерея РПЦ В. Головина